Главное для Ломаченко — боксировать, а об остальном позаботится Эгис Климас

BOXING

Когда Эгис Климас обратился Top Rank летом 2013 и сказал, что планирует привезти Василия Ломаченко в их главный офис в Лас-Вегасе для проведения деловой встречи, Боб Арум был настроен скептично.

«Ладно, как угодно, – сообщил он своему главному операционному директору на тот момент, Брэду Джейкобсу. – Мне каждый день поступают звонки со всего мира – из Австралии, Украины, России, Великобритании – и все твердят, что у них тот самый парень».

Спустя некоторое время Климас объявился в офисе Top Rank, бок о бок с которым стоял золотой медалист Олимпиады, но Арума было нигде не найти.

«Он был на пресс-конференции в Лос-Анджелесе, в то время как мы уехали оттуда два дня назад в Лас-Вегас, – рассказывает Климас, который в 2016 году победил в номинации “Менеджер года”. – Когда Брюс Тэмплер [ветеран-матчмейкер Top Rank] позвонил Бобу сообщить о приезде Климаса и его бойца, то Боб удивился: “Чего?”. На следующий день мы уже сидели в самолёте, держа курс на Лос-Анджелес».

Арум не мог поверить, что ему так повезло. На протяжении нескольких месяцев он слышал, как разные промоутеры отчаянно предлагают “вопиющие” суммы, чтобы получить возможность взять под своё крыло обречённого на величие бойца. Но неожиданно выбор украинца пал на компанию Top Rank.

Климас, Арум, Анатолий и Василий Ломаченко, Александр Усик, продвижением карьеры которого также занимался Климас, собрались за столом переговоров в отеле Beverly Hills Hotel.

«Лома сказал: “Я хочу подраться за чемпионский титул в первом профессиональном поединке”, – вспоминает Арум. – Я ответил ему, что это запрещено правилами, но во втором бою – такое провернуть можно, ведь тогда у Орландо Салидо был титул, за который мог подраться Лома. Переговоры прошли очень гладко, и затем они решились: “Что ж, мы готовы подписать промоутерское соглашение”. Я ожидал услышать их сногсшибательные денежные запросы, произнеся: “Какую сумму вы ожидаете получить в качестве бонуса за подписание соглашения?”. И тут я уже готовился сказать: “Нет, столько вам заплатить я не готов”.

Он удивил: “Нет, никаких денег не надо. Мы их заработаем боями”».

Василий Ломаченко, Боб Арум и Александр Усик. (Valery Sharifulin / TASS via Getty Images)

Арум недоумевал. Мало того что Ломаченко связался с ним, так он ещё и был намерен подписать договор, не требуя ничего, кроме боёв, взамен. В последний раз так Арума удивлял только Джордж Форман, который сам оплатил себе перелёт до Лас-Вегаса, чтобы убедить промоутера взять его после 10-летнего отсутствия в ринге.

Также Арума спросили, не желает ли он подписать соглашение с Усиком, собиравшемся дебютировать на профессиональном ринге в качестве крузервейта. Чувство юмора и острота ума Александра оставили хорошее впечатление, но у компании не было достаточно талантливых бойцов, выступающих в крузервейте, в связи с этим предложение было отклонено.

«Мне не хотелось подписывать парня и не давать ему драться. Я посоветовал им лучше рассмотреть европейские компании».

Эта встреча в ЛА стала началом отношений троицы, сыгравшей ключевую роль – сразу после неразрывной связи между отцом/тренером и сыном – в становлении Ломаченко чемпионом мира в трёх весовых категориях. Также это помогло Климасу зарекомендовать себя как одного из самого узнаваемого и уважаемого менеджера в боксе.

Эгис проделал поразительный путь от человека, 31 год назад приехавшего в Америку с 42-я долларами в кармане, который не знал ни слова по-английски. Уроженец Литвы провёл два года в российской армии, строя гаражи, под покровом которых стояли защитные ракетные установки, после чего переместился в Сиэтл и устроился на работу упаковщиком пиццы в PizzaHut.

Дальше Эгис нашёл более прибыльное место: рыболовное судно в Аляске, владельцем которой был супруг одной литовки, знакомой Климаса. Среди 20 человек на борту никто не говорил ни по-английски, ни по-русски. В течение трёх месяцев Климас слушал, узнавал, по мере возможности, новые слова, и вернулся в Сиэтл не только с 15-ю тысячами долларов в кармане, но и с улучшенным словарным запасом английского.

Будучи юным боксёром, Климас был очень заинтересован в спорте, а страсть к боксу в его стране была такой же сильной, как и в США. Ему нравился тяжелый дивизион, поэтому он спускал свободные время и деньги на то, чтобы посмотреть на таких боксёров как Майк Тайсон, Риддик Боу, Эвандер Холифилд и Джордж Форман.

Когда в 1992 году объявили о поединке между Риддиком Боу и Эвандером Холифилдом, 26-летний Климас решил, что он просто обязан попасть на этот вечер.

«Я откладывал каждый доллар, который у меня был, – делится Климас. – Я отправился в Вегас и приобрёл билет за $800. Да, звучит это безумно, но на тот момент я не мог удержаться. Тогда я впервые увидел, как боксируют профессионалы и также впервые посетил Вегас. Слава Богу, сейчас мне не приходится покупать билеты».

В тот период Климас открыл свой бизнес, который был сосредоточен на международной торговле и “приносил очень хорошую прибыль”. Несколько лет спустя, он нашёл новую нишу: занялся импортом продовольственных товаров в Соединённые Штаты.

К началу 2000-х Климас мог уже с лёгкостью позволить себе удовлетворить боксёрскую страсть, путешествуя на какой угодно поединок. На одном из боёв тяжеловесов в Нью-Йорке с Климасом произошла встреча, которая изменила курс его жизни: он познакомился с Дональдом Тёрнером, тренером Эвандера Холфилда.

«Я просто подошёл представиться и три часа спустя… вы знаете, как быстро налаживают контакт между друг другом люди из мира бокса», – сказал Климас.

Узнав, откуда Климас, Тёрнер предложил: “У вас много хороших бойцов. Я тренирую в лагере, в Северной Каролине, так что если у тебя есть желание показать своих бойцов, то я бы с радостью потренировал их”.

Климас смеялся, вспоминая этот разговор.

«На тот момент “у вас” подразумевало: Россию, Украину, Литву. Но он дал мне свой номер, и я сохранил его себе, вдруг пригодится».

Прошло несколько месяцев, и Климас наткнулся на одного украинского бойца, и дуо положило начало своему сотрудничеству. Этим украинцем был Павел Кравченко, на тот период за его плечами было несколько поединков на профессиональном ринге и любительский опыт: он был двукратным победителем первенства Украины.

Климас сказал своему подопечному, что он может свести его с Тёрнером. От таких новостей челюсть Кравченко “чуть было не отвалилась”.

Через несколько дней они отправились в Северную Каролину, где желание Кравченко исполнилось: Тёрнер остался под впечатлением от скорости рук полутяжеловеса и решил поработать с ним. Вскоре трио уже путешествовало по Америке, принимая участие в боях.

«Дон меня вёл, – вспоминает Климас. – Он мне помог сделать первые шаги в сфере профессионального бокса. Куда бы он ни ходил, всегда меня то одному представит, то другому, здесь матчмейкеру, там – промоутеру».

По мере распространения информации с помощью сарафанного радио, Климасу начали поступать предложения о сотрудничестве от бойцов. Большинством из них были русскоговорящие спортсмены, собиравшиеся стать профессионалами.

«Всё это было похоже на снежный комп, который становился всё больше и больше», – комментирует Эгис.

Тёрнер познакомил его с высоко оцениваемым на тот момент суперлегковесом Демаркусом Корли, чья популярность обеспечила ему поединки в России, Казахстане, Украине и Аргентине. С каждым боем Климас знакомился всё с большим количеством людей и всё больше обретал контактов. Именно один из таких контактов – с тренером из России – свёл его судьбу с боксёром по имени Сергей Ковалёв. В свою очередь, Ковалёв представил его Евгению Градовичу, полулегковесу, который стал первым чемпионом Климаса в 2013 году – в том самом, когда он привёз Ломаченко в Соединённые Штаты.

Впервые Эгис положил глаз на таланты Ломаченко в 2007 году, когда тот приехал на чемпионат мира в Чикаго и потерпел единственное поражение в любительской карьере от рук российского боксёра Альберта Селимова в финале.

«На тот момент многие говорили о Ломаченко, так что разумеется я обращал внимание на них и на него. После того как я увидел его триумф на Олимпиаде 2008, я не проявил никаких стремлений связаться с ним. А после его победы на второй Олимпиаде, вот тогда я начал задумываться о том, кто меня может познакомить с ним и начал следить за его шагами более пристально».

GettyImages-623935474-2048x1086

Эгис Климас и Сергей Ковалёв (John Gurzinski /AFP via Getty Images)

В начале 2013 Ломаченко принял решение перевезти свои таланты World Series of Boxing (WSB), где он представлял «Украинских атаманов». Климас не сводил глаз с него, и после того, как увидел крайне убедительную победу Ломаченко над чемпионом мира 2009 AIBA Доменико Валентино, все сомнения развеялись.

Через общего знакомого Климас сделал предложение о сотрудничестве. Он пригласил Ломаченко в Соединённые Штаты, предложив позаботиться о всех его расходах – на перелёт, проживание, еду – и представить самым крупным промоутерам, чтобы он самостоятельно мог принять решение, с какой компанией ему начать свой путь.

«После я сказал ему: “Если у тебя есть желание работать со мной – отлично. Если нет, то без проблем“».

Ломаченко дал своё согласие и отправил Климасу список людей, которых он хотел взять с собой с США.

«Получилось 14 человек, но я думал: “Ладно, давайте попробуем”», – вспоминает Климас.

Он оплатил все расходы, чтобы окружение Ломаченко прибыло вместе с ним Штаты, и они отправились в тур по стране за примерно 10-дневный отрезок которого, посетили Main Events, HBO, Эла Хэмона и Golden Boy. Финальной точкой стал Лас-Вегас, где базируется компания Top Rank.

Одна из самых запоминающихся остановок была в Нью-Йорке. Тогда Климас связался с известным тренером и комментатором Тедди Атласом, которому Тёрнер представил Климаса несколько лет тому назад.

Климас пригласил Атласа поужинать вместе с ними, но Атлас отклонил предложение.

«Он ответил: “Нет, так не пойдёт. Вместо этого давайте вы придёте ко мне в гости, и мы приготовим отличный ланч”. – “Но нас ведь 14 человек, Тедди…”– “Не переживайте, моя супруга хорошо умеет готовить“.».

Команда преломила хлеб вместе с Атласом и его семьей у него дома, им показали музей боксёрской меморабилии, который очень понравился Ломаченко и его команде. На следующий день Василий сел за обедом с Климасом, где произнёс слова, которые Эгис так долго ждал: “Позволь мне сказать кое-что: то, что ты будешь нашим менеджером – это точно. Но теперь вопрос в том, кто станет нашим промоутером?”.

В то время как процесс достижения соглашения о сотрудничестве с Top Rank был относительно безболезненным процессом, то в последующие после этого недели возникло первое небольшое трение между сторонами, когда пришло время определиться с прозвищем боксёра. Климас сообщил бойцу о его никнейме MostWanted” (с пер. с англ. – самый разыскиваемый, желанный – Прим. пер.), отражающее высокий спрос на него, который появился после объявления о переходе в профессионалы.

Арум, услышав это, был очень возмущён.

«Он мне позвонил и спросил: “Вы с ума сошли? Вы в курсе, что означает эта формулировка в Соединённых Штатах? Означает, что он самый известный преступник!”», – вспоминает с улыбкой Климас. Его попытка втолковать Аруму своё видение прошла будто мимо ушей промоутера, который аргументировал своё негодование тем, что людей это просто оставит в заблуждении.

«Я ответил: “Хорошо, Вы промоутер, Вам виднее, что делать. Если вам не нравится такое прозвище, то мы не будем его использовать”. С тех пор мы попробовали много разных: Хай-тек, Матрица… И в конце концов остановились на том, который будет ясен всем, – просто Лома».

Спустя 7 лет Климас владеет конюшней бойцов, заставляющей всех остальных менеджеров зеленеть от зависти.

Как ему удаётся привлекать и сохранять такие таланты как Ломаченко, Усик и Ковалёв?

«В первую очередь необходимо обладать хорошими человеческими качествами: относиться к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе, и иногда, ставить себя на место бойца, чтобы понять, с чем он сталкивается и что он хочет.

Я всегда выбираю бойца в качестве главного игрока команды. Некоторые менеджеры пытаются поговорить с промоутером, убедить их увеличить процент от гонорара, чтобы она превосходила долю бойца, при этом забывая то, что именно боец выходит на ринг и рискует своей карьерой».

Отношения между Климасом и его бойцами настолько доверительные, что они не имеют никакого подписанного соглашения о сотрудничестве. Ни с Ломаченко, ни с Усиком и ни с Ковалёвым.

«Если кто-то чем-то недоволен, то мы жмём руки и прощаемся. Что хорошего тебе даст контракт? Занесёт тебя в суд, а дальше что? Сколько бойцов покинуло меня за все эти годы? Ноль».

Климас рассказывает, что для бойцов он становится “словно отцом, братом, хорошим другом”. Большинство из его подопечных приезжают в Америку в том же статусе, что и он 31 год назад: без знания языка, без жилья, прав и номера социального страхования. Некоторые нуждаются в тренировочном зале и правильном тренере.

«Некоторые из ребят ничего кроме бокса не знают, – делится Климас. – Я даже для кого-то из них чековые книжки веду, где находятся выписанные чеки, и у них лежат миллионы долларов на счетах. Настолько сильно мне они доверяют».

Сара Шефард
14 октября, 2020

Add a comment